Сестры Гримальди - светская сенсация!

Автор  Опубликовано в ЗВЕЗДЫ / ЗНАМЕНИТОСТИ

Звезды делятся на карьерных и генетических. Карьерные раздеваются перед камерой, ломают гитары под рев трибун и кости в схватках у ворот. Словом, всю жизнь сколачивают лестницу, чтобы по ней, как некогда пели ребята из «Цеппелина», взобраться на небо в алмазах. Другое дело — звезды генетические, родившиеся в рубашках с монограммами и серебряными ложками у рта, их рождение — светская сенсация, первый шаг — потоки умильных фоторепортажей, а уж первая отроческая любовь — тема с вариациями для кухонных бесед на пяти континентах.

Статьями и фотографиями, посвященными Каролине и младшей Стефании, давно можно было бы выстелить всю территорию крохотного княжества. Но общая кровь не значит общая судьба. Изящная, вся как бы в полутонах Каролина так и осталась пленницей чувственных стереотипов, узкой стеклянной клетки, куда ее раз и навсегда поместили светские хроникеры: цепь неудачных романов и любовных скандалов, наконец, удачный брак, рождение детей и гибель мужа. Вероятно, до следующего замужества Каролину оставят в покое. Ибо, как написал бы Булгаков, заслужила сейчас старшая из принцесс «не свет (вероятно, высший), а покой».

Другое дело — спортивная, сжатая, как пружина, Стефания, ставшая одним из символов поколения нынешних двадцатилетних. Нет, Стефани никогда не жила отшельницей, не чуралась мужчин, а, наоборот, с головой бросалась в любовный омут. По части щекотавших нервы мещанам романов с авантюрным привкусом она даже превзошла старшую сестру.

Для Стефании точкой отсчета нескольких безумных лет стала первая семейная драма: в 1982 году автомобиль, в котором младшая принцесса ехала в компании с матушкой, врезался в столб. Чудом выжившая Стефания хоронила несравненную Грейс Келли в обществе самых изысканных светских звезд. Казалось, весь мир был потрясен утратой женщины, как бы соединившей в себе

культуру Старого Света и предприимчивость Нового. Что же было говорить о молоденькой принцессе, привыкшей во всем подражать бывшей голливудской звезде, оставившей экран ради правителя мини-державы солнца, моря и рулетки.

Подобно героям Ремарка, Стефания, испытавшая близкое дыхание смерти, бросилась в водоворот жизни, словно боясь что-то упустить, не познать, не прочувствовать. Ее роман с младшим Бельмондо оказался непрочным. Слишком в тот момент они были разные — семнадцатилетняя принцесса, спешившая и жить, и чувствовать, и молодой человек, немного подавленный славой своего отца, деливший свою жизнь между прелестями юной принцессы и изящными силуэтами автомобилей «Формулы-1». Стефании надо было познакомиться с Полем Бельмондо лет на пять-шесть попозже. Тогда же Стефанию, летевшую на огонек светской жизни, просто пугали планы «излишне положительного» гонщика, уже готового выбирать имена для будущих детей. Всему свое время.

А в тот момент время для Стефании всерьез оглянуться на свою жизнь еще не пришло. Из мира гоночных машин голос крови увлек ее в сказочный мир Голливуда. В 22 года она променяла семейный дворец в Монако на небольшой, но личный домик в Калифорнии. Именно там, под знойным пляжным солнцем, фотокоры с камерами наперевес выслеживали Стефанию и ее нового жениха — «темную лошадку», владельца ночного кабака Марио Жюттара. Этот роман добавил сильно сдавшему после гибели жены Ренье седые волосы. Но Марио, которого кое-кто открыто числил за вездесущей мафией, казалось, не видел преград на пути к руке принцессы. Летом 1988-го над калифорнийскими пляжами летал спортивный самолетик, тащивший многометровый лозунг: «Стефи, выходи за меня замуж!» Но призыв-предложение так и остался писанным вилами по калифорнийскому выцветшему от солнца небу. Шестью неделями позже Стефи вернулась под крыло своей венценосной семейки.

Но сердце принцессы долго не пустовало, одного американца поспешил сменить другой — Рон Блум, зарабатывающий на выпуске пластинок и потому, вероятно, увлекший принцессу на стезю эстрады. И вновь Ренье познал, что значит быть «взрослой дочери отцом». Злые языки утверждали, что он даже не поленился заранее посетить епископа, дабы проконсультироваться об особенностях брака с евреем. Но, как говорится, Стефи и Рон остались друзьями. Правда, хорошими. Не случайно Рон и после официального разрыва продолжает помогать принцессе завоевывать мир с микрофоном в руках. Можно было бы еще довольно долго перечислять эпизоды «большой любви принцессы Монако», но не это главное в нашем рассказе.

Важно другое — Стефания смогла понять, что принцесса — это отнюдь не профессия. Что выгодно отличает ее от сестры и прочих особ голубой и голубоватой крови, предпочитающих стричь купоны происхождения. Второе «я» Стефании проявилось в ее неуемной жажде действовать, достигать, побеждать, искать себя. Словом, как наш отечественный монарх, Стефания — вечная работница, хоть и не на троне. Еще в 1985 году она попробовала себя, как говорят французы, в «конюшне» фирмы Кристиан Диор, представляя на подиуме туалеты модельера Марка Бохана. А уже через год основала свой мини-дом моделей, посвятив себя и своих сотрудников «высокой моде» пляжа. Тогда купальники казались Стефании незанятой нишей моды. Она сама рисовала причудливые пляжные туалеты и сама же их демонстрировала. Благо ее мускулистое тело как нельзя лучше соответствовало представлениям о пляжных стандартах. И вновь не было более популярной фотомодели, чем Стефи, позирующая в продукции собственного изготовления. Но страсть к купальникам ушла так же быстро, как и интерес к многочисленным женихам. В прошлом году Англия стала родиной духов, запах которых, по словам Стефании, выразил ее суть. Естественно, что духи названы «Стефи» и разливаются по причудливым флакончикам, к созданию которых приложила руку и принцесса.

Но и духи теперь в прошлом. Стефания немало изменилась за прошедший год. Главное, что она, пожалуй, определилась в своем призвании. А ведь вопрос о профессии частенько ставит в трудное положение людей знаменитых и многогранных. Сейчас Стефания Гримальди без запинки отвечает осаждающим ее журналистам: «Я певица».

Вольно же, скажете вы, принцессе чудить. На хлеб насущный зарабатывать ей не надо. Имя у нее не только громкое, но и наследственное. Так что «твори, выдумывай»: приученное к правилам игры в «стар-систем» общество с интересом воспримет любое перевоплощение генетической звезды. Как говорится, было бы желание. Но именно было бы. Теперь цель Стефании — убедить себя, а главное — других, что интересна она сама по себе. Без титула, многочисленной великосветской родни и семейного состояния.

На новом диске, что сейчас у Стефи в работе, появится песенка с весьма символическими словами: «Я плачу настоящими слезами, улыбаюсь естественной улыбкой, и мои ранки кровоточат обычной красной кровью». Правда, трудновато становиться такой, как все, когда те самые «все» обращаются к тебе Ваше Высочество. Может быть, именно по этой причине Стефания покинула левое крыло дворца и переехала в квартирку на семнадцатом этаже стеклянного параллелепипеда с видом на море. Обычный дом для весьма небедных жильцов. Вот только адрес необычный: авеню Грейс Келли. Кстати, на новом диске Стефи одна из песен также посвящена матери.

Другие материалы в этой категории: Зои Салдана показала беременный животик »